Европа сегодня похожа на человека, не утомляющего себя строительством планов на будущее, а живущего одним мигом между прошлым и будущим, здесь и сейчас. Особенно это заметно в самом, наверное, насущном сейчас для ЕС вопросе — что делать с беженцами? Ведь очень скоро, по прогнозам, их число будет сравнимо с коренным населением большинства стран союза. В Брюсселе больше настроены надеяться, что авось пронесет, чем принимать непопулярные, зато действенные меры, которые позволят сохранить культуру народов, населяющих Старый Свет, и не утратить их национальную самоидентификацию. «Известия» разбирались, что же происходит с проблемой миграции.Не скрытая угрозаВесной этого года в свет вышла книга «Бегство в Европу» (The Scramble for Europe) американского журналиста Стивена Смита. Автор отработал около десятка лет в Африке корреспондентом France Presse и Reuters, а потом довольно долго был аналитиком ООН по вопросам Черного континента. По данным автора «Бегства», в 30-х годах прошлого столетия население Африки составляло примерно 150 млн человек. К 1960-м, когда вовсю шел процесс деколониализации, число утроилось. Сегодняшняя статистика утверждает, что в Африке живет около 1,3 млрд человек, а к 2050 году их будет уже 2,4 млрд.Совокупное население Евросоюза составляет 510 млн человек. Прогнозы говорят, что к середине века этот показатель опустится до цифры 450 млн. То есть в 2050 году на каждых трех коренных жителей Старого континента будет приходиться от одного до полутора африканцев.

Фото: Depositphotos

«Африканизация Европы — не беда, а спасение для нее. Других вариантов поддержать демографию, кроме как приливом свежей крови со стороны, просто нет», — полагает Смит. И стремится успокоить европейцев, что это действительно хороший выбор. По словам американского эксперта, «перебраться в Европу из Африки нищий не может. Человек как минимум должен по европейским меркам иметь средний достаток — дорога в Европу стоит в целом не менее €2,5 тыс.». По мнению Смита, такие деньги могут заработать лишь люди, имеющие известную квалификацию, а значит, и шансы встроиться в новую, непривычную средуНо в Европе оптимизм американца разделяют не все. «90% прибывающих во Францию уроженцев Сенегала, Конго, Нигерии и других государств, расположенных к югу от Средиземного моря, малограмотны и неквалифицированны. «Они едут не за развитием своего творческого потенциала, а за социальными благами, которые, насколько им известно, во Франции на каждого приезжего просто падают в виде манны небесной, — говорит бывший офицер ВВС Франции, активист Жак Гильмен. — Во многих африканских странах годовой доход на человека не достигает и $1 тыс. А во Франции каждый прибывающий несовершеннолетний иностранец обходится в €50 тыс. Ради реализации своей мечты все члены африканской семьи сбрасываются, кто сколько может, и делегируют одного, наиболее перспективного в плане получения социалки. Как только он обустроится на новом месте, он обязан подать прошение о воссоединении семьи. Так во Францию будут перетащены все его родственники».

Лагерь беженцев, разбитый под мостом у Порт-де-ля-Шапель, Париж

Фото: REUTERS/Benoit Tessier

Которые облегчат социальные фонды страны на еще более внушительные суммы и не факт, что вообще захотят работать. Гильмен указывает, что из 1 млн беженцев, прибывших в Германию в 2015 году, трудоустроены всего 5%, и выражает уверенность, что во Франции ситуация вряд ли существенно отличается от немецкой.Однако пока предупреждения Жака Гильмена и согласных с ним членов так называемых ультраправых партий, озабоченных сохранением национальной самоидентификации европейцев («Национальное объединение» Марин Ле Пен, «Альтернатива для Германии», итальянская «Лига») на страницы больших изданий либо пробиваются в очень усеченном виде и с объемными уничтожающими критическими комментариями, либо не попадают вообще. Потому что «речь о далеком будущем — это пропаганда националистов и ксенофобов».Последнее турецкое предупреждениеА вот на недавнюю реплику лидера Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, пообещавшего, что «в случае чего» Анкара откроет двери на континент для 3,5 млн сирийских беженцев, скопившихся на Анатолийском полуострове, Европа просто не могла не отреагировать. Это не дальняя призрачная перспектива. Это угроза здесь и сейчас.

Фото: REUTERS/Ari Jalal

Не считали бы ситуацию с нашествием нелегалов в Евросоюзе глобальной проблемой — не заключали бы с турками несколько лет назад соглашение о недопуске бегущих с Ближнего Востока в страны ЕС. Денежное выражение соглашения — а речь там шла о €6 млрд, за которые Турция обязалась оставлять «весь человеческий материал у себя», — лишь подчеркивает, насколько важно было для Брюсселя остановить «ближневосточное цунами». Кажется, до недавнего времени в ЕС не воспринимали Эрдогана всерьез: Турцию 20 лет держали на коротком поводке, обещая принять-таки в Евросоюз, и рассчитывали, что терпение Анкары может быть беспредельным. И даже те, первичные, угрозы не перекрывать кислород потоку нелегалов через Турцию, «если денег не будет», воспринимались не иначе, как обязательные торги на рынке между продавцом и покупателем. Но после того как Анкара (член НАТО) купила для самообороны российские С-400, не поддавшись ничьему давлению, обещание Эрдогана «открыть ворота» выглядят более чем серьезным предупреждением.И тем не менее ЕС, быстро и успешно «забывший» предоставить обещанную туркам возможность посещать Европу без виз, по мнению американского агентства Bloomberg, «старательно отгоняет от себя мысль, что слова Эрдогана могут оказаться правдой. В Европе пытаются убедить самих себя, что турецкий лидер блефует».Турции нужна территория, куда бы можно было определить скопившиеся массы беженцев. Будет ли это земля курдов, которая может достаться Анкаре в ходе операции «Источник мира», или «кинувшая» турок Европа, Эрдогану по большому счету разницы нет: допекли обманами «сторонники гуманитарных ценностей». Кое-кто в Европе уверен, что Турции просто не под силу физически переправить на континент приведенное выше количество переселенцев, находящихся уже в ожидании команды «Марш!». Но теорию можно проверить только практикой, а на такую проверку Евросоюз вряд ли пойдет. Скорее всего, пошумит о правах человека, о запрещении перемещать большие массы людей без их согласия, назовет (вернее, уже назвал) действия турецкого руководства шантажом и на этом затихнет, согласившись разрешить Анкаре обустроиться на курдской территории и дать новую партию денег, чтобы избежать «повторения пройденного в 2015-м».

Фото: REUTERS/Ekaterina Anchevskaya

Это видится логичным с точки зрения политики и приоритетным с точки зрения экономики. Как бы ни уговаривали в Европе самих себя вслед за Стивеном Смитом, что африканизация континента — это не страшно, число тех, кто понимает, что это реальная угроза и надо считать варианты ее преодоления, растет.Решение здесь видится одно: инвестировать в Африку. В развитие производства, сельского хозяйства, в освоение ее природных богатств, и самое главное — в создание большой прослойки местных ученых и квалифицированных специалистов. Которые не захотят уезжать «в Европу за социалкой». Такая программа может стоить не одну сотню миллиардов, но игра стоит свеч, если Франция хочет остаться Францией, а Германия — Германией. И именно поэтому в настоящий момент ЕС требуется «заплатить Эрдогану», чтобы не воевать на ближневосточном фронте и сосредоточить свои усилия (финансовые в первую очередь и главным образом) на Африке.Но… Перспектива здесь достаточно отдаленная. У нынешней генерации политиков есть большое искушение переложить решение этих проблем на следующее поколение, а самим пока позаниматься чем-то менее сложным, но более приятным — озеленением энергетики и нескончаемой борьбой против глобального потепления. Процесс громкий, с точки зрения пиара очень привлекательный и дающий возможность уже сегодня «правильно распиливать» выделяемые на него бюджетные деньги.ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Source link